selfportrait.pro: пространство для новых возможностей

На мои вопросы ответили Марат и Евгений Литвинов, фотографы. Они запускают модные и культовые для Екатеринбурга (и не только) проекты. SELF ПОРТРЕТ — абсолютно новый поход к фотопортрету, как жанру и феномену.

Евгений Литвинов

Евгений Литвинов

— У вас был долгоиграющий проект «Портрет за 20 минут», когда вы предлагали уникальный свет, обработку, решение. Это был авторский проект — медийный и модный. Через несколько лет он перешёл в SELF ПОРТРЕТ, где вы предлагаете свет, атмосферу, инфраструктуру, антураж, настроение, световое решение. Но — уже без фотографа. Вы перестали быть фотографами в рамках проекта. Клиент сам себе фотограф и сам собой управляет при съёмке. Почему вы перестали, как фотографы, «нажимать на кнопку»?

Марат:

— Сегодня утром Facebook «подкинул» пост Антона Давыдова с напоминанием о том, что был «Портрет за 20 минут». В «Проекте за 20 минут» мы столкнулись с тем, что тема портрета одновременно и очень узкая, и очень глубокая.

Мы пошли внутрь и увидели, что, когда мы взаимодействуем с человеком быстро и точечно, когда встраиваем его в нашу типовую схему, с человеком происходит трансформация, которой невозможно добиться в обычном портрете. Условно — если мне снимать Женю на «обычный портрет» или фотографировать его в режиме «Портрет за 20 минут», будет разный результат и для меня, и для Жени. Индивидуальность каждого становится заметнее. Это стало моментом нашего интереса.

Марат

Марат

Евгений:

— Мы сформулировали наши желания — мы хотим, чтобы в портрете было больше человека и меньше фотографа. Было меньше наших иллюзий по поводу человека, меньше наших проекций, наших личных желаний, какую картинку мы хотим получить. Мы не хотим превращать человека в объект фотографии, нам важна его субъектность, личное действие, его собственный опыт.

Евгений Литвинов

Евгений Литвинов

Марат:

— В портрете происходит интервенция. Я фотографирую человека и говорю ему: «Давай ты будешь делать вот так! Давай ты сейчас будешь другой!» Стало интересно, чтобы было больше человека, его интенций, с которыми человек приходит, а не наших фотографических, не имеющих к нему отношения в каком-то смысле.

— Перефразирую. Есть фотограф Марат, есть фотограф Евгений Литвинов. И люди приезжают к вам и не видят вас. Им дают кнопку, ставят перед камерой — иди, родной, фотографируйся сам. Здесь нет противоречия между тем, что ждут люди от фотографа и что они получают?

Евгений:

— Для нас нет противоречия. У нас это очень последовательное движение. Мы задались вопросом, как сделать так, чтобы нас в картинке было меньше, а человека — больше. Мы начали последовательно «убирать» себя. Мы начали экспериментировать, создавали разные ситуации. Создавать ситуацию не внешнюю, фотографическую, когда она существует только в картинке — ведь человек на съёмке не видит, какой будет картинка, а — внутреннюю, созданную и наполненную самим человеком. Мы начали выводить ситуацию практически в перформанс, в опыт.

— Вы перестаёте быть фотографами?

Евгений:

— Роль фотографа сильно поменялась за эти годы. Произошли жёсткие изменения. Невозможно быть просто фотографом, фотография стала «одним из» умений. Если ты просто фотограф, то ты ничем не отличаешься для меня от моего SELF ПОРТРЕТа.

Фотография современная — сервисная история, из неё практически всё убрали. Всё, что там можно было сделать, не заходя в соседние сферы, сделано. Уже невозможно сделать ничего нового и практически ценного. Ценность убрана. Фотографию сейчас делают, чтобы удалить с телефона, большинство фотографий удаляется, будучи даже никому не показанными. Мы, как фотографы, сталкиваемся с этим кризисом изнутри.

Возникает первый вопрос про ценности, и мы говорим: «Окей! Портрет — для человека и о человеке, там должна быть его ценность, и мы к этому идём». Второй вопрос здесь же, и мы пришли к нему в рамках «Портрета за 20 минут» — а какой портрет вообще имеет смысл снимать сейчас? Чтобы была ценность не только для человека, а в принципе была ценность? И мы постепенно, постепенно пришли к тому, что это должен быть автопортрет.

Когда фотограф добавляет свою ценность, она остаётся внутри поля фотографии, и это поле жёстко сжимается и жёстко обесценивается. Там есть внутренняя жизнь, она ценная и классная, но это очень узкая история. И она становится всё более недоступной для людей, ценности которых начинают превалировать над внутрифотографическими ценностями. При этом фотограф часто не замечает, не умеет оставить место для личного опыта и жизни героя в портрете, который снимает.

Фотография превращается в сервис. Мы это приняли — наполнять проекты ценностями людей. Это и «Портрет за 20 минут», потом превратили в «selfпортрет». Но это были наши проекты, и мы там решали наши задачи. Мы говорили: «Да, там внутри ваше, но оберточка, всё вокруг — наше». Мы решали наши задачи, фотографические в том числе.

И в какой-то момент мы поняли, что свои задачи решили. Мы поняли, что готовы не вкладывать ничего своего и оставить всю ценностную историю человеку, который к нам пришёл.

Работа фотографа в портрете — это работа психолога. И раз мы оставляем фотографическую историю человеку, то, если ему нужна помощь — давайте я буду психологом. Я хорошо знаю про фотографию, про все вопросы, и я буду ещё отвечать на другие запросы. И для них можно выделить отдельное время.

Марат:

— Многим важно, что мы рядом, здесь, в соседней комнате. Потому что можно выйти и поговорить со мной, если вдруг станет некомфортно внутри.

— Почему выбран формат в полный рост на белом фоне? Это не совсем портрет в его современном понимании — акцент не на лице и на эмоциях, а больше на пластике и на теле?

Евгений:

— В этом формате больше всего возможностей. Для фотографа очевидно, что фотография кадрируется, мы отдаём хайрезы.

— Правильно откадрировать надо уметь?

Евгений:

— Мне кажется, все умеют. Я прямо уверен.

— Получается, что это и фотография, и заготовка для дальнейшего использования?

Евгений:

— Фотография живёт и как фотография, но она и «для чего-то». Оказалось, что иногда фотограф в этом «для чего-то» очень маленькая единичка, и его можно убрать.

Марат:

— Фотография стала прикладной. Сейчас каждый сделает селфи, снимет пейзаж, снимет еду — и люди всегда знают, зачем они это делают. Фотографов стало больше, почти каждый, и люди знают про фотографию сейчас намного больше, чем пять лет назад. В прикладном смысле не страшно, мы отдаём продукт, в котором оставлена вся информация для любой последующей обработки, это хорошая, качественная картинка.

Евгений:

— Мы отдаём хороший продукт. Мы делаем хороший свет, хорошую картинку. Из неё нормально «режется» портрет.

— В «Портрете за 20 минут» были сезоны в современном понимании: белый фон, чёрный фон, красный фон. Разные стили и разная обработка. Это был заметный городской проект, люди же приходили не только за своей фотографией, но и для того, чтобы поучаствовать в городской «движухе», как бы одной, но каждый раз разной. Теперь вы предложили белый фон и ростовую фотографию: если, предположим, все участники выложат фото, получится одно и то же. Не напрягает?

Евгений:

— Белый и вообще этот сетап — то, что мы сделали к запуску проекта. В ближайшее время у нас появятся разные сетапы, разные истории по свету и по фонам. Мы отразим это на сайте и предложим выбор. Мы сейчас отработаем на «росте», потом расширим горизонты.

— Есть мысли о масштабировании и патентовании технологии? Делать франшизу?

Евгений:

— Если получится, то да. Мы понимаем, что в текущем моменте это эксперимент, рисковое предпринимательство. Мы хотим понять, готово ли общество к такому сервису, вернее — как сделать сейчас такой сервис в готовом для этой возможности обществе.

Марат:

— Мы отрабатываем продукт и ищем инструменты продвижения, через которые будет понятно, что это глубоко, технологично и интересно.

— Вы заявили ретушь. Это критично и трудоёмко, затратно. Как будете решать на потоке?

Евгений:

— Это будет опция, будет работать без нашего участия, на базе искусственного интеллекта. Опять же, если человеку нужно, мы можем сделать ретушь конкретной картинки под печать «ручками», но это тоже как опция, конечно. Клиент присылает ссылку на хайрез, мы отдаём ретушеру.

Но факт в том — и мы очень удивились в свое время, что большинство даже очень хороших фотографий с SELF ПОРТРЕТа люди оставляют себе и никогда публично не показывают — это личный архив, и он не нуждается в обработке. Поэтому ретушь — опция.

— Вы участвуете в процессе? Хотя бы видите на экране, что там происходит в студии?

Евгений:

— Мы не видим и не участвуем. Вообще не знаем, что там происходит.

— Есть опция, если вдруг клиент кричит: «Спасите, помогите, ничего не получается!» Спешите на помощь?

Евгений:

— Всегда можно выйти с нами поговорить.

Марат:

— Мы стараемся не вмешиваться. Пока не было ситуации, когда человек сказал бы: «Иди мне помогай!»

Евгений:

— Это больше 700 человек.

Марат:

— Люди сами справляются с этим.

Евгений:

— У нас есть опыт, когда девушка только к четвёртому SELF ПОРТРЕТу смогла повернуться к камере. Это большая внутренняя работа, и у меня большое уважение к этому человеку.

Я бы хотел сказать, что в ситуации ожидания, размышления о SELF ПОРТРЕТе больше страха, чем в реальности. Человек заранее боится, боится больше, чем на самом деле. Когда человек приходит и начинает снимать, он понимает — нет страха, нет сложности. Новое пространство и новые возможности.

Марат:

— В самом процессе есть очень много интереса, есть очень много любопытства. Есть очень много телесного. Человек видит себя в разных ракурсах, и ему интересно. Он ни разу так себя не визуализировал, возникает поле интереса. И одновременно человек учится, как быть собой таким, у нас пространство с очень быстрой обратной связью, это идеально для обучения.

Евгений:

— Мы определяем проект как «пространство возможностей». Человек применяет его так, как ему надо. Реализует нужные ему вещи, связанные с осознанием телесности, связанные с выражением эмоций, связанные с продвижением себя. Многие делают сессии для продвижения в «Инстаграме». Любому блогеру нужны картинки для материалов. Человек приходит, спокойно делает два образа и потом их использует. Для творческого человека — образы для рекламы, для обложек, для промо.

Мы говорим: «Картинка с SELF ПОРТРЕТа передаёт…» И дальше пошло: передаёт настроение, эмоции, ещё что-то. Это и подтверждает наши выводы о сохранении ценности человека внутри картинки и внутри продукта.

Мы передаём ответственность человеку вместе со страхами «ой, я не справлюсь» и с ценностью, которая возникает, когда оказывается, что справился. Это та драма, которая тут разыгрывается постоянно. Эта драма про сегодня в России, но я, конечно, глобализирую.

— Как вы определили свою целевую аудиторию?

Евгений:

— Я думаю об этом максимально абстрактно. Это люди, способные к действиям. Это люди, которые активно действуют в жизни. Это люди, которые делают работу по принятию себя, изучают себя. Люди, которые активно действуют во внешнем мире и которым для этого нужны фотографии. Эта картинка даёт возможность спокойно сделать и рекламу одежды в «Инстаграме», и стать якорными образами для самопознания.

Марат:

— Я определяю аудиторию как от 14 до 65. Для каждого возраста есть свои ценности, есть ценности для каждого периода жизни. Например, это идеально для беременности — когда не надо никого стесняться. Никто не видит, своя музыка, своя атмосфера, можно работать в своём темпе. Можно за несколько раз отследить трансформацию в психологически комфортной обстановке.

Евгений:

— Мы уверены, что наш проект связан с модой на здоровый образ жизни. Люди изменяются, худеют, «здоровеют» — и они могут комфортно фиксировать свои изменения. Люди приходят на фитнес в зал, занимаются йогой в специальном пространстве. Мы тоже предлагаем особое пространство, специально подготовленное — правильно выстроенный свет, правильно настроенную камеру. Человек, приходя в SELF ПОРТРЕТ, как в зал, выделяет для этого время, а значит — повышает ценность своего действия. Ценность становится ещё и вознаграждением за труд, за активность. Этого нельзя получить дома, когда фотографируешься перед зеркалом.

Марат:

— Мы создаём новый контекст, извлекаем человека из рутины. Люди становятся активнее, ведут интересный образ жизни — и им нужны интересные фотографии, ценные и для них лично, и для тех, кому они решили их показать.

Фотография из SELF ПОРТРЕТа

Фотография из SELF ПОРТРЕТа

Сайт проекта: https://selfportrait.pro/
Марат: @maratzoomzoom
Евгений Литвинов: @litvinov
Архив:«Проект за 20 минут» — 2015.

Изображения предоставлены Маратом и Евгением.

Короткий URL: http://photoekb.ru/?p=12464

ПлохоПриемлемоНормальноХорошоОтлично (Еще не оценили)
Loading ... Loading ...
Написал blackpr в 12.01.2021 | 14:29. Соответствие Евгений Литвинов, МАРАТ, Новости. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Голосования и опросы

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по категориям
Поиск с Google

Фотогалерея


Войти
Рейтинг@Mail.ru