Дмитрий Кунилов: У наших VIP-ов нет презентационных фотографий

На вопросы ответил фотограф Дмитрий Кунилов

Дмитрий Кунилов

На фотографии: Дмитрий Кунилов

— Дмитрий, для современного екатеринбургского фотографа съемки для глянцевых журналов — это самодостаточный бизнес? Можно ли жить на эти деньги?

— Это определенный заработок, но это, конечно же, не самостоятельный бизнес. Фотографы, работающие для местных журналов, получают немного. По сравнению с мировыми и даже федеральными изданиями, гонорары в екатеринбургском глянце невелики. Рекламная или брендовая съемка приносят значительно больше при сопоставимых, если не меньших, трудозатратах. Что касается Екатеринбурга, то те гонорары, которые здесь платятся, они вообще непонятно как рассчитываются и откуда берутся.

Причина этого — в позиции журналов, которые рассматривают себя как площадку, которая продвигает фотографа. В принципе, такая журнальная политика вполне нормальна, ведь, снимая для журналов, фотограф присутствует на рынке, он демонстрирует широкой публике свои работы. Но, как я уже сказал, журнальная съемка не может являться основным источником материальных средств, тем более в Екатеринбурге.

— Насколько съемки для глянца помогают продавать услуги фотографа в целом?

— Мне говорить об этом сложно, потому что я начинал с глянцевых журналов. Но мне кажется, что для фотографов, которые только начинают работать, публикации работ оказываются полезными для дальнейшего творческого развития. Ведь, по большому счету, кроме глянца, иных площадок для публикации фото просто нет.

— Получается, что журнал может даже не платить фотографу или выдавать чисто символические суммы?

— Такая извращенная ситуация сложилась с самого становления нашего фотографического рынка. Я прекрасно помню времена, когда крупная уважаемая типография печатает твою фотографию на календарь формата А2 тиражом несколько тысяч экземпляров, а тебе говорит: «Парень, мы же там твою фамилию ставим, это же тебе реклама — какие деньги?»

Конечно, времена изменились. Закон об авторском праве исправил определенные перегибы. Но до сих пор строгого порядка в этой сфере не наведено. За время нашего сотрудничества со многими изданиями мы увидели, что специально никто не следит за тем, подписано или не подписано фото, заплачены за него деньги или нет. До сих пор я не могу припомнить прецедента, чтобы издание было наказано за нарушение авторских прав.

Другая ситуация — с представительскими фото. Мы часто в частном порядке создаем представительские портреты. Заказчики получают готовые фотографии и могут делать с ними все что угодно, в том числе и публиковать в журналах. Часто при этом при публикации наших подписей под фотографиями мы не видим. Конечно же, это неправильно, ведь авторские права на фото все равно принадлежат нам. Но мы обычно не заостряем на этом внимания, не настаиваем. Все-таки человек заплатил денег и получил свой материал.

— Каков уровень fashion-съемки в Екатеринбурге? Соответствует ли фото в нашем глянце мировому уровню, или же мы сильно отстаем?

— Я считаю, что у нас вполне приемлемый уровень фотографий. Те снимки, которые мы видим в местных журналах, и те, что мы видим у фотографов, — это вполне достойный и визуально достаточно грамотный уровень.

Тут вопрос в другом: если мы говорим о fashion-фотографии, то необходимо наличие команды, которая делает эти съемки. Это стилист, это качественная модель, это качественный визажист-парикмахер. Наличие команды формирует трендовость съемки.

Мы в своей работе по съемкам для журнала HAPPY сталкиваемся с тем, что приходится ездить в Москву, так как не все вещи из последних коллекций известных брендов доезжают до Екатеринбурга.

Что касается уровня съемки, то здесь необходимо понимать, что идея сессии исходит не от фотографа. Это стилист или fashion-редактор готовит идею и материалы для фотосессии. При этом мы все смотрим существующие фотографии и журналы, выбираем те визуальные образы, которые позволяют людям лучше понимать друг друга, а не на пальцах объяснять некоторые понятия. Из всего этого складывается идея съемки. Уже потом идет кастинг моделей, подключается фотограф, проводится поиск места съемки. Все это коллективно обсуждается.

А собственно технический съемочный процесс ничем не отличается от съемки для других изданий, может быть, только количеством использованного светового оборудования или аппаратурой для съемок.

— Какова функция арт-директора в fashion-съемке?

— Арт-директор, как я понимаю, это сотрудник издания, который занимается идеологией издания. Он в своей голове и на бумаге создает образы и эскизы, продумывает, как композиционно снимки будут смотреться в журнале. Работой в кадре и одеждой, созданием образа занимается стилист, у нас — fashion editor. Продюсер съемки отвечает за организационную составляющую процесса: находит помещение, отвозит туда реквизит, берет фотографа и модель, кормит их обедом и выдает деньги — если они есть.

— А присутствуют ли элементы ревности, когда фотограф реализует для публичного проекта чужую идею?

— У меня таких случаев не было, поэтому мне сложно об этом говорить. Так, например, я сейчас работаю с изданием, где в обсуждении съемки участвуют все. И потому очень сложно сказать, кто придумал ту или иную идею. Да и влияние Интернета нельзя недооценивать: всегда окажется, что ту или иную концепцию кто-то уже придумал и применил до тебя.

Что касается общих ощущений от съемки, то они зависят от множества параметров: от работы стилиста, моделей, от самой съемочной площадки, от энергетики места и процесса. Работая в разных местах с разными людьми, я получаю совершенно разные результаты. Не всегда получается реализовать то, что изначально было задумано. Например, последнюю съемку делали для полиграфического варианта HAPPY, но она ушла в iPad-приложение, которое вышло на две недели позже. Это была сессия с моделями, которые фотографируют себя сами через зеркало. Пока готовили материал, вышла съемка Tom Ford с такой же идеей.

— Как вы оцениваете перспективы екатеринбургских моделей? Есть ли у них будущее в городе?

— В Екатеринбурге достаточно успешно функционируют несколько модельных агентств, но все они работают, в первую очередь, на западного или восточного клиента, имеют букеров за рубежом. А здесь нет работы.

Конечно, могут проводиться какие-то мероприятия, где можно поучаствовать в дефиле, но это копейки. То же самое касается и съемок, тем более что, если ты снялась в одном журнале, в течение какого-то времени тебя никто звать не будет, потому что мы за этим тоже смотрим и постоянно пытаемся искать новые лица. В результате и из Перми приезжают, из Тюмени, из Челябинска те лица, которые у нас не снимались. У нас еще много рекламной съемки, но в ней сейчас новый тренд: это семья. Мы как рекламопроизводители испытываем большие проблемы с кастингом женщин и мужчин 35–45 лет.

— Есть в Екатеринбурге дефицит необычных мест, где можно организовать запоминающуюся фотосессию?

— Все зависит от стиля. Допустим, «Хаятт» сейчас уже весь переснимали. А когда его открыли, просто в очередь все становились: там есть прекрасные большие пространства и прекрасные золотые стены. Таких дорогих, богатых интерьеров немного, а если они и есть, то это обжитые пространства.

— В принципе, если под идею нужен какой-то интерьер, то его можно найти?

— Его можно найти, если четко понимать, что ищешь. Если нужно внести в него какие-то изменения, то у нас есть штатный художник-постановщик. Мы декорации строим. Можно просто поставить холст и нарисовать на нем что-то, и это будет выглядеть пространством. Огрехи можно будет в фотошопе подправить.

— Как вы считаете, есть ли у екатеринбургских фотографов общий узнаваемый стиль?

— Мне кажется, что он должен быть. Я не могу сразу сказать «да», но теоретически это должно быть так. Ведь в основе у нас одно визуальное пространство, один образный ряд. Вот, допустим, когда я был в Новой Зеландии, у меня там были абсолютно другие фотографии, настроение другое, тут я не сделал бы такого никогда. Опять же мы вот говорим «фотография», и мы сразу под этим понятием подразумеваем, что фотография бывает событийной, формата фотожурналистики или репортажа. Тогда однозначно виден стиль. Если мы говорим о предметной съемке, там может быть меньше каких-то общих черт. Если съемка модельная, то все зависит от того, что мы снимаем и с кем.

Но кнопка все равно одна, вопрос в том, как ты видишь, как ты научился использовать умения. Человек теперь может просто взять фотоаппарат, что-то снять, и гениально получится в каком-нибудь контексте.

— Существует ли специфика при работе над представительской фотографией? Есть ли особенности при работе с высокопоставленными лицами?

— Я бы их разделил по гендерному признаку. Если мы снимаем мужчин, то понимаем, что это представительская фотография, и наш герой не сам выработал желание сняться. Для него это необходимость, которая объясняется общественной деятельностью. Поэтому он относится к предстоящему мероприятию как к работе: он готов, собран, реагирует на пожелания фотографа. С другой стороны, он всегда ограничен по времени. Поэтому в подобной съемке всегда есть ключевой момент: необходимо быстро установить партнерские отношения и тут же показать, что съемка — это некая игра. Если получится вовлечь человека в эту игру, то будет и результат.

С женщинами проще: они любят это дело. Но с ними тоже должны устанавливаться некие партнерские отношения, тут играет роль наличие каких-то тем для разговора — либо это какие-то общие знакомые, либо это какие-то общие события, которые вместе посещали, либо это какие-то новости, которые можно обсудить. Женщины обычно должны быть в хорошем контакте с визажистом, от этого зависит результат. Они должны себе нравиться на съемке.

— Не секрет, что у нас многие состоятельные люди, первые лица компаний, не имеют нормальных презентационных фотографий. Почему люди не вкладывают деньги в свой образ?

— Действительно, такая проблема существует. Часто мы сталкиваемся с тем, что для иллюстрации интервью нам нужна фотография руководителя небедного предприятия. И оказывается, что такой фотографии у него просто нет. А когда мы предлагаем организовать съемку, начинает отказываться. И это при том, что у его зарубежного коллеги такого же ранга целый альбом таких фотографий. При этом снимки эти сделаны на художественном уровне, а не в кабинете за столом с дешевой ручкой.

У нас же подобные альбомы имеют только политики и директора банков. Всем остальным кажется, что это не важно. Даже в журналах зачастую появляются случайные или дежурные фотографии.

Конечно, это неправильно. Я сам готов был бы читать лекции о том, зачем необходимо презентационное фото, как его создавать и продвигать. Думаю, это должно быть частью программы любого личностного тренинга.

Источник: ИАА «УралБизнесКонсалтинг»

Короткий URL: http://photoekb.ru/?p=1312

ПлохоПриемлемоНормальноХорошоОтлично (Еще не оценили)
Loading ... Loading ...
Написал blackpr в 22.03.2011 | 09:53. Соответствие Дмитрий Кунилов, Интервью. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Голосования и опросы

  • Может ли фотограф для продвижения своих услуг использовать известные фотографии других фотографов?

    Результаты

    Loading ... Loading ...

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по категориям
Поиск с Google

Фотогалерея


Войти
Рейтинг@Mail.ru