Станислав Белоглазов: «Отсутствие фотоаппарата не несет никакой ответственности»

На вопросы ответил Станислав Белоглазов, директор фотоагентства MAGNET.

Станислав Белоглазов

Станислав Белоглазов

– Кто составляет основной контингент фотошколы? Потенциальные профессиональные фотографы или любители?

– Собственно, как все стартовало, так и продолжается. Мы не сидели и не думали, на чем денег заработать. У нас была студия на 8 Марта, 14, мы уже работали как фотоагентство, привлекали фотографов на репортажи и рекламные съемки. Но, помимо клиентов на фотоработы, стали появляться люди, которые спрашивали, какой фотоаппарат купить. Еще были вопросы такого плана: «Я вот щелкаю, у меня не получается красиво, а у тебя красиво». Виктор Киселев пришел, сел: «Давай, рассказывай мне, показывай». Полчасика пообщался, 500 рублей оставил и ушел. Он и стал «первопроходцем». Происходило это с регулярностью, все что-то спрашивают, интересуются, хотят для себя, для души разобраться в фототехнике, освоить фотографию.

Потому я и решил собрать всех вместе, организованно все всем рассказать-показать. Раз такую серию встреч провел, и понял, что людям это надо. Заявили, что есть курс при фотоагентстве, стали набирать группы. Практически сразу я призвал на помощь Вячеслава Донецкого, расписал ему время-темы, объяснил, что и как мы рассказываем. Сама личность преподавателя важнее его технических знаний (всегда можно и в книжках посмотреть, вспомнить термины ), важно его отношение к жизни. Любой преподаватель, прежде всего, несет народу некий дух, умение наслаждаться фототворчеством и жизнью. У нас все преподаватели – люди, живущие фотографией, те, кто не делят жизнь на работу и отдых.

На тот момент фотошкола запускалась не как профессиональное образование, а как некая творческая мастерская – для души, для саморазвития. Смешно предполагать, что за пару недель человека можно научить профессиональной фотографии, чтобы сразу можно было пойти и зарабатывать. Впрочем, и мы не особо стремились увеличить число профессионалов на рынке Екатеринбурга. Запустив фотошколу, получили от некоторых профессионалов выговоры: «Что вы тут устроили фотошколу, плодите конкурентов, которые ничего не умеют снимать, но зато говорят, что мы учились в фотошколе и будем сейчас вас дешево фотографировать, перебивать ваших клиентов». Хотя, если можно перебить твоих клиентов, какой ты к черту фотограф!?

– То есть, школа ориентирована на любителей?

– Невозможно быстро сделать профессионалов, никто таких денег и не заплатит, чтоб два года каждый день учиться, причем осваивать специализации у разных преподавателей. Кто зарабатывает в Екатеринбурге фотографией, не могут себе такой роскоши позволить. Кто зарабатывает достаточно, считает себя крутым – не видит смысла в долгом и дорогом обучении. Редкие личности, способные и заработать и желающие учится – прицеливаются на рынок Москвы и Европы – они и учиться туда едут.

А потребность краткосрочного обучения любителей обуславливается еще и тем, что самую крутую технику в те времена (да и сейчас) покупают не профессионалы, а любители. Человек в своем бизнесе, скажем, на металлах, зарабатывает и деньги на себя любимого тратит совершенно не так, как профессионал. Профессионал должен посчитать, сколько он сделает кадров, сколько ему заплатят и отобьет он этот фотоаппарат или нет. А любитель купит последнюю модель просто потому, что нравится. Вот репортажникам-профессионалам не очень удобно снимать на Canon 500D, там и скоростей не хватает и ресурс не тот, но они будут им снимать, потому, что соотношение «цена-работа и стоимость техники» в пользу этой модели. Редко покупают Canon 1D Mark IV, их считанное количество в городе.

Когда родилась фотошкола, обстановка в фотосфере была другая, никто никого не учил, даже в студию на съемки посторонних не пускали. Юрий Лишенко в интервью говорил, что заказчика в студию не пустит – тот увидит, как это снимают и решит, что он много денег платит, и сам начнет снимать. Народ пытался оберегать секреты и технику. Нельзя было посмотреть и выучиться.

Студийные съемки на средний формат я осваивал уже работая в «Стольнике». Приводят меня в студию: «Вот фоны, вот какой-то свет, вот какой-то фотоаппарат». А аппарат, надо сказать, был очень даже толковый – Contax 645, с объективами от Zeiss. Никто не мог сказать, что с этим всем делать. Можно в книжку залезть, можно в руках покрутить, кнопки понамивать. Всему учился на своем собственном опыте. Освоить техническую часть возможно самостоятельно, но это будет немножко дольше, чем в группе. Многие не любят со всем самостоятельно разбираться, им нужна компания. И фотошкола — как тусовка, как приятное времяпровождения, новые контакты и сфера, и плюс новые знания — это и есть то, с чего все начиналось и чем основном и остается.

Приходят на студийный свет, на репортажные курсы, некоторые хотят увидеть те вещи, на которых деньги зарабатываются, в отличие от начального курса. У кого-то существуют конкретные профессиональные задачи, но большая часть людей говорит: «А нам интересно просто, и мы не знаем еще, купим себе студийный свет или нет, нам это все интересно, хотим понять, что к чему».

«Photo for fun» — основная тема всех фотошкол, чтобы там не говорили. Самое смешное, что модельные агентства тоже на этом построены. Они дают этим девчушкам некое развитие, новые знакомства и личностный рост, а не профессию модели. Из них только доли процентов уйдут в профессионалы. Основной поток — начальные курсы.

– Вы специализируетесь на фотопутешествиях. Люди едут, чтобы провести отпуск с фотоаппаратом, да в хорошей компании, или это те, кто хочет научиться фотографировать?

– Это не специализация нашей школы, это – одно из направлений, которое принципиально отличает нас от других школ. Мало кто может сказать, что 30 групп свозил за границу в 50 стран…

Эти поездки для фотолюбителей, а не для профессионалов, которые ездят за границу делать коммерческие работы. Профессионалы едут снимать пейзажи, которые можно крупно распечатать и продать в интерьеры, фотоистории, которыми можно заинтересовать серьезные журналы. Такие люди должны ездить в одиночку и иметь свое личное неограниченное время.

Когда вместе путешествуют несколько человек, такие задачи решаются с трудом. Либо ограничение по времени, либо несколько фотографов в одной точке, приводит к получению ненужного повторяющегося результата.
Человек, занимающийся фотографией, все равно фотографию совмещает с отдыхом.

Мы ориентируемся на тех, кому просто не хочется лежать на пляже. Здесь изначально все по-другому. Когда мы находимся на точке, и при нас выгружают из автобуса туристов, они быстро щелкают все подряд при полуденном солнце, потом сели и уехали. Мы же сидим, чаи гоняем – ждем вечернего света, или остаемся на ночь с бедуинами – это интересно. Совсем другая картинка. А то, что нас в этот момент кучка, так это на пользу: больше глаз, которые смотрят вокруг, меньше потенциальных неприятностей. Есть и экономия: машину на четверых дешевле взять, чем на одного. Не говоря уж про микроавтобус на восемь человек.

Участники наших фототуров, это те, кто любит для души фотографировать и путешествовать. Кое-кто давно фотографирует, и мы разбираемся с нюансами фотографии, а кто-то только что взял фотоаппарат, и мы в самолете копаемся, на какую кнопку зачем нажимать.

– Есть постоянные участники?

– Ни один человек не может 10 раз в год поехать со мной в фотопутешествие. Есть отдельные личности, которые побывали и в семи поездках. Больше людей, которые были в двух-трех, потому, что так позволяет работа.

– А как разрабатываются маршруты?

– Выбираю место, где мне самому интересно побывать. Смотрю подходящее время года, события, интересные для фото, выискиваю экономичные перелеты – и предлагаю поехать! Плюс есть некая нелюбовь к стандартным туристическим, просчитанным маршрутам, когда все известно, в какой день в каком отеле ты ночуешь, куда тебя везут на экскурсию. По такому сценарию я могу провести недельку своей фотожизни только в рамках какого-либо пресс-тура.

Хотя это не догма. Были и у нас маршруты, где все распланировано, Непал и Тибет. Еще Кения, где проще запросить местную турфирму, которая даст микроавтобусы с водителем, гидом , с поваром. Они приезжают прямо в аэропорт, погрузились, помчали, еда уже закуплена, упакована. Комфортнее, чем самим ездить по магазинам в арендованных машинах, туда запихивать необходимое, договариваться о палатках в лагерях. Легче заказать все заранее — отсюда.

Но это — считанные поездки, Кения, Непал, Тибет, сейчас кругосветка, потому что слишком мало у нас часов на каждую точку, чтобы тратить время на поиск жилья. У меня сейчас есть все перелеты и отели.

Большая часть поездок достаточно авантюрная и наглая. Я могу позволить себе наглость поехать на Мальдивы в Новый год и взять билеты только до Мале. Причем, я даже в интернете не мог найти, где ими как можно поселиться на островах «диким» образом, но на месте за 10 минут нашел варианты. Точно также я ездил в Венесуэлу, Колумбию. Была большая поездка в Антарктику. Антарктический круиз я взял заранее, так и дешевле, и были забронированы конкретные каюты. И купил билеты до Буэнос-Айреса, а дальше — внутренние перелеты, жилье — все на месте. А успели мы многое — помимо Антарктики: и остров Пасхи, и водопады Игуассу и пустыня Атакама.

Есть минус, мы тратим время на поиск жилья и транспорта, но в этом – свой интерес.

Во-первых, люди учатся путешествовать самостоятельно, а во-вторых, состояние мозга совсем другое. Когда у человека четкий план, он уже как будто там побывал, он все заранее знает. Он знает, где и когда он будет, он может в интернете посмотреть отель и все точки, куда мы едем. Полная плановость очень похожа на то, как он живет тут. Он знает, что будет к семи на работе, он бизнес строит по плану. Мозг находится в этом состоянии, что есть цели и достижения, но мало времени для творчества. В этом плановом ожидании результата, как и ожидании конкретного отеля кроется и наличие постоянных несоответствий ожидаемого и полученного, а это причина постоянных разочарований. А когда человек не знает заранее, где он окажется завтра, где будет жить, что увидит – то его и не ждут разочарования. Человек учится жить здесь и сейчас! И наслаждаться жизнью и творчеством.

Понятно, что основные и ключевые вещи я с выясняю отсюда, например, что в Венесуэле есть водопад Анхель, и мы хотим до него добраться, но как мы до него будем добираться, каким путем и, что мы интересного встретим… Мы едем на арендованной машине, и видим кирпичный заводик. Мы его не планировали, а там нас ждут шикарные картинки детишек в закатных контровичках.

– А как решается вопрос безопасности? Едет 10 человек с дорогими фотоаппаратами, половина женщины…

– Потенциальная опасность есть всегда, даже когда тебя возят тургруппой по стандартному маршруту. Люди взрослые, и они знают, куда едут. Опасно и в Екатеринбурге, когда ходишь вечером с фотоаппаратом. Днем в Париже, например, опаснее, чем ночью в людоедских племенах. Там полно нелегальных мигрантов, которые могут ударить по голове туриста и отобрать его имущество, не смотря на то, что тот приехал по туру серьезного туроператора и живет в крутом отеле. Но он днем вышел из отеля, и получил палкой по голове, и остался без фотоаппарата иль какой лихач на мопеде может вырвать сумочку у дамы дам. Таких примеров, к сожалению, очень много.

Стопроцентной гарантии конечно нет. Должна быть медицинская страховка, копия документов, отправленная тебе же на почту. Все стандартные шаги для уменьшения рисков, конечно же, делаются.

– Как используются сделанные участниками тура фотографии? Это не эксклюзив, что с ними можно делать?

– Твой конкретный кадр, он все равно относительно эксклюзивный. Здесь нет самоцели все продать. Смысл в другом. Вот представь: поехал бизнесмен просто отдыхать с семьей, на пляже поваляться — для него это сложно. В том смысле, что не привычно, постоянное ощущение бесцельности существования: деньги-то тратятся, время тратится, а результата – нет. Бизнесмен не привык так проводить время. А когда он с фотоаппаратом, каждый щелчок – уже результат. Он осязаем – вот картинка. Если он в офисе ее повесит и подпишет, что фотограф – он, это уже, во-первых, украшение интерьера.

Во-вторых, в разгар работы ему самому приятно посмотреть на фотографию и вспомнить, что есть океан и другой мир, и у него уже душевное состояние поменялось. Еще он партнерам по бизнесу показал такую выставку фотографий в офисе, и они уже на него смотрят не просто как на бизнесмена, который из одной кучки денег сделал другую кучку денег, а как на творческого человека. Некая имиджевая составляющая возникает. Можно и календарь для своей фирмы сделать из своих фотографий, а это уже не только имидж, а еще и экономия конкретных сумм.

Сама поездка получается с конкретными измеряемыми результатами. Вот Александру Макарову изготовили толстую книжку с трех поездок, он 10 экземпляров сразу заказал. И сейчас позвонил, заказал еще 30. Ему есть, кому дарить, хотя каждая книжка обходится в 5 тысяч, ему приятно отдавать друзьям, знакомым, партнерам. Или на сайте выложить фотографии. Все это повышает социальный статус человека, не говоря о личном удовлетворении, что он видел, получил удовольствие.

– У тебя, как у старшего группы, во время поездок остается время на творчество, на себя?

– Уйти полностью в свою фотоисторию тяжело. Кто ездил с Максимишиным, рассказывают, что он может раздать всем истории, а одну, самую интересную, себе оставит, и никого с собой не возьмет – сам пойдет снимать. Вот также надо делать и мне, если вывести процесс на более коммерческий уровень. Будет прописан маршрут, указано время, когда я с людьми и когда без.

Группу отправил, а сам пошел творить свое. Пока же большая часть моей поездки складывается так, что я не разделяю время, когда я принадлежу группе, а когда оно мое. Сколько людям надо, столько я с ними. С кем-то иду снимать рассвет, кто-то спит. С кем-то я остаюсь снимать закат, кто- то уже отдыхает в ресторане. Ну, я в этот момент, конечно, стараюсь успевать делать свои фотографии. В какой то момент я могу не слышать и не видеть своих, и пойти снимать, а кто оказался рядом, подсматривают и что-то находят для себя интересного.

– Легко набирается народ в путешествия? Или это сложная работа, продажа таких туров?

– Я никогда не озадачивался вопросом продаж. Это колоссальный минус для меня, как для человека, который должен этим зарабатывать деньги. Тут я и фотограф, тут я и директор.

На самом деле, я просто живу той жизнью, которая интересна. Я нахожу билет на направление, спрашиваю: есть желающие? Бывает, что я не собираю народ на поездку. Иногда мало участников и поездка «минусовая». А иногда за сутки я набираю восемь человек, мы успеваем купить билеты по распродаже за 18 тысяч в Каракас, хотя первые четыре человека, которые пришли, хотели ехать в Гватемалу. Но там 42 тысячи, а тут – 18. И еще добирается четыре человека за три часа. И мы собрались и полетели.

Если дальше развивать фототуры, возникают некие формальность. Надо людям, если они из других городов, предлагать более четкий маршрут, показывать отели, все бронировать заранее. Они не очень понимают, как так, в Африку можно ехать, не имея дальше никаких купленных билетов, ни броней, ни отелей. И людям со всей страны надо уже предлагать более стандартизованные туристические продукты. Вот пошли эти дурацкие слова, которые мне не нравятся, но для развития нужны.

У меня есть кенийские партнеры, в Чили есть, из Непала все шлют варианты, ждут нас. Так что я спокойно могу прописать несколько маршрутов, где основные точки ясны, а вот уже нюансы можно менять на месте. И люди понимают, что на водопаде они окажутся все-таки в то время, когда красивый свет будет.

– Вы будете делать федеральный продукт?

– Да, но это чаще всего будет похоже на то, как это делают турфирмы по индивидуальным турам. Я буду более внятно прописывать маршрут, в какие-то моменты подключать туристические компании. Для «кругосветки» я подключил москвичей, которые склеили перелеты, помогли с визами. Они свои проценты заработали, вполне приемлемые, и это нормально.

– Бывают недовольные, которые говорят, что все плохо и ничего не получилось?

– В какой-то момент, в самом начале были ошибки. Например, брать в группу тех, кто не увлечен фотографией. И, что не говори, а все равно атмосфера не та. Группа должна состоять только из любителей фотографии, пусть без фанатизма, устали – не снимайте, идите в ресторан отдохните, все что угодно. Но все равно это люди, которые фотографию любят, ею дышат, идет разговор о фотографии, всех устраивает. Есть общий интерес, который всех объединяет, независимо от того, какие они разные.

Лучше, чтобы меньше было ожиданий, и тогда мы больше увидим. Вот ощущение легкой неудовлетворенности я мог увидеть у тех, кто сам из туристических сфер, кто сам занимается организацией поездок, и присоединяется к нам, чтоб еще поучиться фотографии. Тут идут какие-то сравнения. Им кажется, что все не правильно. Ну как так можно, ехать без отелей, без маршрута. Но из тех, кто ездит со мной есть и те, кто обычно ездит с семьей в таймшеры отдыхать, в пятизвездные отели, но они могут и с нами сесть на джипах и поехать в Монголию и в палатках спать. В основном, это люди которые умеют жить итак и так, их эта версия устраивает. Небольшие сложности возникают, когда в группе есть люди, которые готовы отдавать 500 долларов за отель, а кто-то предпочел бы за 10 долларов. И я понимаю, что такие нестыковки будут.

– Кто-то любит репортажи поснимать, кто-то пейзажи, а кто-то модель хочет обнаженную пофотографировать на фоне развалин. Как ты учитываешь интересы всех в группе, как фотографов?

– Мы фотографировали моделей ню в Лаосе, в Камбодже, в Турции. Никто тут никому ничего не обязан. Не хочешь снимать моделей – иди, поснимай пока что-нибудь другое. Это нормально. Кто хотел фотографировать девушку в утренних лучах – просыпались и шли на съемку, а кто-то снимал утреннее море, а кто-то мог поспать. Это замечательно, если люди разбегаются в каких-то моментах и у них есть выбор. Полноценной пейзажной съемки, когда фотограф будет неделю в одной точке находиться, выжидать погоду, мы не можем себе позволить. Сколько у нас хватит сил и времени, столько там и пробудем. Моя задача – показать разнообразие, чтобы все немного пощупали, кто-то увлекся и потратил больше времени, кто-то немного отдохнул. Я почему и заявляю маршрут достаточно обще, а потом подгоняю под группу, под интересы тех, кто едет.

– Почему выбираются экстремальные направления, почему, например, не поехать в Европу, с ее красотами?

– Народ и без меня в Европу съездит. В нашем случае едут, как минимум, те, кто вообще сами бы не рискнули ехать, либо бы поехали по индивидуальному туру турфирмы в три раза дороже.

Европа дорога по определению, перелет может и будет дешевле, но внутри она будет дороже. Мне самому больше нравится дикая территория. Да, в Европе красивые замки, но все равно все понятно и одно похоже на другое. Еще – настроение, которое мы видим в диких странах. Экзотика более оригинальна. Даже если человек только взял фотоаппарат и не совсем в нем разобрался, у него все равно получаются интересные фотографии.

– А сколько с собой фотоаппаратов берут фототуристы?

– В основном, один. Иногда на группу запасной может быть. Бывает, что техника выходит из строя. Однажды аппарат участника умер уже в конце поездки – запасной пригодился. И в каких-то поездках бывало у людей по два фотоаппарата, но потом они перестали их таскать. Так как никто никому ничем не обязан, то отсутствие фотоаппарата не несет никакой ответственности, жалко не получить красивых кадров, но нет и заказа на съемку – нет и прокола. В основном, фотоаппараты надежные. Напугались на бразильском карнавале, когда в первую ночь съемки под ливнем вырубилось три «пятерки». Они перестали работать. В какой бы полиэтилен не заворачивали, все равно забирались под него мокрыми руками. Но к утру все три высохли под кондиционерами и заработали. Если что, то можно и на месте что-то докупать, в крайнем случае.

Если работать на заказ, то, конечно надо брать 2 камеры, дублировать архивы в поездке. Я нынче из Индонезии приехал, у меня жесткий диск целиком «слетел», вместе со всей съемкой. Да, мне жалко этих картинок, но никого я не подвел. Для журнала я возьму картинки с прошлогодней поездке из Индонезии, что-то осталось на карточках, ну и участникам нынешней поездки больше полос достанется.

– Это уже про журнал «Фотоед»? Я посмотрел все выпуски, понятно, что проект инвестиционный. В чем смысл этого проекта?

– Полно картинок, как моих, так и участников фотопутешествий. Фотографии хорошие, надо их применять. У журнала «Фотоед» сейчас есть материал на 10-20 номеров, и еще будет много поездок.

Журнал можно делать сколько угодно. Да, это вложения в программирование, в Apple, в дизайн. Надеемся, что деньги пойдут от рекламы. Пока это инвестиции, но в последствии читатель может увидит статью, в которой будет рассказано про конкретную технику, может, увидит конкретную рекламную полосу про то, что связано с фотографией, с поездками, и что людям будет полезно. На текущий момент у нас 30 тысяч подписчиков, хороший результат, интересный рекламодателю.

Журнал посвящен путешествия, на этом упор, но не будет полного ухода в туризм, в трэвел-гид. Это не путеводитель по странам, это конкретные личные ощущения , впечатления тех, кто съездил.

– Получается, это поддерживающий медиапроект для развития федеральной сети?

– Как поддержка федеральной сети фотошкол и фототрэвел, так и конкретный заработок на рекламе.

– Есть задумка делать англоязычную версию на западную аудиторию?

– Задумка эта есть, и не просто перевести в чистом виде текущий «Фотоед», сколько сделать упор на Россию, путешествия в Россию. Упор на эту экзотику для западного человека. На джипах погонять, на самолетах, деревни наши поснимать.

– Пока журнал рассчитан только на русскоязычную аудиторию?

– Да. Это сознательно сделано. В этом сегменте и сделать проще, и рекламодатель пока ищется на русскоязычную аудиторию. А если англоязычный журнал, то кто будет искать для него рекламу, это уже совсем другой разговор.

Пока задумываем все эти темы, но сейчас идет развитие именно «Фотоеда». Должна выйти легкая версия под айфон, она будет проще – в виде фотогалереи.

– Какие ближайшие планы?

– Получил австарлийскую и американскую визы, поэтому у нас сейчас все готово под «Фотокругосветки». Маршрут через Сингапур в Австралию, Сидней, Мельбурн. Далее перелетаем на Гаваи, после этого Сан-Франциско, Мексика, Нью-Йорк.

Потом у меня своя поездка к друзьям в Японию. В декабре, если успеваю, небольшой круиз по Персидскому заливу.

В 2012м, однозначно, отдельные поездки по США по Австралии. Надо добраться до Южной Африки, покататься там на машинках среди живности. И многое другое.

Точно поеду в Бутан, еще очень интересно добраться до Далай-ламы. Либо Северная Индия, где он живет, либо выловить его, куда с каким он визитом направляется. Про буддистов у меня много материала, хочется про Далай-ламу добавить, чтобы была самостоятельная книга о буддистах. У меня из десяти стран есть фотографии, о жизни буддийских монахов. Точно так же у меня копится материал про тех же школьников из разных стран мира. Такие вот серии рождаются самопроизвольно, потом уже хочется их оформить.

Так что буду продолжать делать то, что мне интересно, чего и всем желаю!

Короткий URL: http://photoekb.ru/?p=3199

ПлохоПриемлемоНормальноХорошоОтлично (2 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Написал blackpr в 14.10.2011 | 16:58. Соответствие Интервью, Станислав Белоглазов. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи

2 Комментарий для “Станислав Белоглазов: «Отсутствие фотоаппарата не несет никакой ответственности»”

  1. Борисыч

    Отсутствие……..несёт ответственность….????

    А, что по-русски говорить не выходит?

    Читать надо больше, а на богатеньких дурить.

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Голосования и опросы

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по категориям
Поиск с Google

Фотогалерея


Войти
Рейтинг@Mail.ru