Александр Осипов: Я – «художник-фото»

На мои вопросы ответил известный екатеринбургский фотограф Александр Ёжъ Осипов.

— Перед нашей беседой я вспомнил тот случай, когда на городском интернет-портале тебя назвали «известным екатеринбургским фотографом», а ты возмутился. Ты разве не считаешь себя фотографом?

— Нет. Для меня фотограф — это дядька с пузиком или без пузика, но такой серьезный. У него через шею обязательно ремень, сумка с фотоаппаратами, чаще всего пленочными. Такой серьезный мужик, который вдумчиво ставит модель, знает, как справляться со светом, как модель повернуть. Это вот настоящий фотограф. Или бывают фотографы-пейзажники, которые сначала на машине с рюкзаком, потом все в камуфляже топают куда-то в 5 утра. Выставляют все, ждут нужную ситуацию, ждут, когда свет правильно упадет, и нажимают кнопку. Вот это фотографы.

— А тогда кто ты?

— Я больше художник. Я начинал художником и просто инструмент поменял, вот и все.

— Что значит «художник с фотоаппаратом», если, конечно, я правильно понял, что «инструмент» — фотоаппарат?

— Я, скорее, фотохудожник. Наверное, так лучше. Или «художник-фото».

— Но ты же снимаешь и «обычный» фоторепортаж, тебя зовут снимать официальных лиц, серьезных. Какое же это художество?

— Одно другому не мешает. Я, когда снимаю медиа-лица, могу что-то свое привнести. Может быть, это показывать нельзя, но я все равно что-нибудь свое придумываю. Все равно художество есть в любой съемке. А если не медиа-лица, а просто репортаж, то тем более на любой сессии я стараюсь что-нибудь найти, совсем за рамками события.

— Для тебя художественная фотография это самореализация, хобби, денежная составляющая, профессия?

— Не профессия точно, потому что профессия у меня другая. Я верстальщик пока. Это хобби, но я считаю, что хобби должно приносить доход, самоокупаться хотя бы, чтобы мне не приходилось тратить деньги от семьи на свое хобби. А если оно приносит доход — отлично.

Но это хобби, которое самореализация, выплеск того, что во мне есть, а «его» во мне очень много. Если оно остается внутри, я сам могу взорваться. Я чувствую необходимость все время из себя.

— Ты делаешь очень сложные, затратные съемки. Прежде чем нажать на кнопку спуска, надо несколько часов потратить на «выставить свет, поставить модель…», как ты говоришь сам. А в итоге – некоторое количество картинок.

— Это ошибочное мнение: затраты на съемку небольшие. Я это сейчас докажу, в конце нашей беседы, просто личным примером. Затраты на съемку гораздо меньше, чем кажется. Реквизит, который мы делаем, стоит дешево.

(Тут Александр начинает что-то мастерить из пленки от двух кассет, двустороннего скотча и телефонов).

— Но время все равно свое тратишь?

— Время свое трачу. Но время, потраченное на хобби, это мой отдых. Я не считаю, что его я расходую впустую. Это часы, проведенные с пользой. Это даже лучше, чем я на работе.

— Ты не думал стать коммерческим фотографом, профессиональным?

— Я готов морально, но со временем это придет само. Я не форсирую события, а жду, когда оно само произойдет. Я не собираюсь все бросать и заниматься только вот этим. Когда-нибудь клиентская база станет настолько огромной, что у меня просто не будет времени на работу. Как только это произойдет, я стану фотографом.

— А пока твоя клиентская база позволяет-таки работать?

— Пока еще да. Она уже очень большая, но я успеваю с ней справляться. И, конечно, у меня уменьшается время, которое трачу на свою работу.

— Куда идут фотографии от твоего хобби? Печатаешь, смотришь с экрана, архивируешь и забываешь?

— Я запомнил фразу, что фотограф является фотографом, когда у него есть напечатанная и купленная работа. У меня есть такие. Когда я смотрю на свою работу в печатном виде, она выглядит гораздо круче, чем на мониторе. На ОТВ я зашел и увидел, что комната отдыха в моих работах. Там, бывает, сидит губернатор, а над ним — мои работы. Это приятно.

Вообще все есть в Интернете, в соцсетях. Свой сайт я не делаю, потому что это невыгодно и глупо на данный момент. Есть площадки, где выставляются разные портфолио, там я размещаю свои работы. Основной инструмент — соцсети. Я не работаю в стол, хотя многие фотографы снимают, и никто этого не видит. Я считаю, что работу должны видеть. Понятно, что не бывает фотографий, которые нравятся всем. Но если у фотографии есть свой зритель, и чем больше, тем лучше, значит, фотограф уже состоялся.

— Ну, повесил ты фотографию на сайт, ее посмотрели, она ушла вниз через пять минут, и все…

— Нет, она все равно остается в портфолио, которые я могу давать клиенту. Просто у меня фотографий огромное количество. Все знают, что я очень много снимаю. В день у меня бывает по несколько сессий, штук по 5 даже по выходным.

— У тебя не было мысли, что есть возможность печатать фотокниги?

— У меня есть фотокнига под названием «Матвей». Самый-самый персонаж мой любимый — это сын. Я сложил эту книгу, смотрится очень даже.

— Ну, такой семейный фотоальбом…

— Нет. Семейный альбом — просто фото, а этот со съемок. Его тема — «Матвей». Я могу любую другую сделать, то же самое получится.

— Какие у тебя любимые жанры, в которых тебе комфортно работать?

— Я ждал этот вопрос. Это как раз жанровый портрет, портрет ситуации, портрет с образом. Не просто взять человека и сфотографировать, а сделать ему обстановку. Погрузить в нее. Буквально создать свой мир, который мне хочется, или клиенту самому, и клиент готов за это платить.

И это я считаю приоритетным, это мне больше всего нравится делать. Да, иногда очень жутко бывает. Иногда жутко бывает, но клиенту нравится и мне это нравится. У нас самое сильное чувство, если кто не знает, это страх.

Если им правильно пользоваться и показывать его, когда немного будоражит, то это эффектно. И мне нравится играть со страхом, с любым. Серия фобий, которую я сейчас делаю, я надеюсь, что выстроится под мою схему.

Жанровый портрет включает в себя все виды съемки, кроме макро. Хотя нет, и макро включает. Пейзаж — пожалуйста. Я должен найти локацию с отличным пейзажем. Хотя бы немного снимать пейзажи, понимать, что в яркий полдень я ничего хорошего не сниму. Хотя бывают и такие ситуации. Просто классический портрет, ты должен знать, как ставить свет, чтобы, по крайней мере, классически все было правильно. Все, по идее, можно запихать. Если экстремальные съемки, я использую спортсменов и гимнастов, тоже все запихивается.
Поэтому самый любимый жанровый портрет — портрет человека.

— Есть мнение, что для сложных съемок нужна более-менее сложившаяся команда. Ты все сам придумываешь, от сюжетов до стиля, или есть коллектив единомышленников?

— В голове это все бурлит, и я могу несколько дней выдавать идеи, со сметой, где, во сколько обойдется и где достать. Все налипает само.

Когда ты начинаешь что-то делать, люди тянутся к тебе сами и предлагают свою помощь. Я стараюсь все это оплачивать. Нет клиентских денег — из своих заплачу, знаю, что это вернется потом в другом месте. У меня есть постоянные ассистенты, свой визажист, которая и бесплатно будет работать, если ей интересно. Я часто снимаю бесплатно, если интересные темы. Человек ко мне пришел: «У меня есть такие темы, но нет денег, но рад стараться». Я спокойно бесплатно поснимаю. Чем сложнее, чем больше народу, тем мне интереснее, включая и участие кучи фотографов, я не считаю это зазорным. Пусть снимает много фотографов, каждый видит по-своему.

— Как твоя супруга относится к тому, что ты готов тратить столько времени и энергии на творчество и самореализацию?

— Она сама лет 8 назад сказала, что мне было бы неплохо обзавестись каким-нибудь хобби, а то дома сижу и ничего не делаю. Собственно, «накаркала». Она спокойно относится, ведь я очень часто на съемки беру ее и сына, чтобы чаще его видеть. Поэтому без проблем. Конечно, ей хочется, чтобы я больше времени был дома, но я стараюсь. Понятно, что много времени у меня уходит на съемки. Но, с другой стороны, это лучше, чем шляться по барам.

Все равно она знает, где я нахожусь, и видит результат моих работ. Вообще жена это тыл, я на сто процентов уверен в ней, и я смело иду вперед.

— Как ты видишь ситуацию, когда достиг ты всего, чего хотел?

— Скорее всего, ничего не подойдет. Фишка в том, что если проблем не будет — я создам себе их сам. Конца этому нет.

— «Этапно»?

— Вот сейчас у меня этап — хочу сделать хотя бы одну персональную выставку.

— И что за выставка, где?

— Идея пока меняется, но, скорее всего, это будут экшн-съемки со всякими эффектами. Мне нравится «Свитер» как площадка, к тому же там проводился воркшоп один. Может, еще кто-нибудь предложит. Неважно где.

– В каком объеме планируется сделать выставку?

— Ну, работ 50. Когда работы смотришь в большом объеме, очень впечатляет. Когда я их по одной смотрю, ну, прикольно, а когда куча целая — сразу по-другому начинаешь воспринимать.

— Про твои воркшопы. Фотографы говорят: «Стоит Ежу повесить объявление, что ты собираешься его проводить, и к тебе люди идут с деньгами». Это превращается в своеобразный бизнес. Как появилась эта идея, как ты будешь ее продвигать?

— Идея не моя. Я раньше проводил мастер-классы, но это очень дорого и накладно для клиентов. Очень трудоемко для меня, например. Идею подкинул мне Сергей Преображенский. Он собирался сделать серию своих воркшопов. Сказал: вот же прикольно, платят они тысячу рублей. Я им предлагаю модель, я им обеспечиваю условия для съемки. Они приходят и снимают. У очень многих людей есть фотоаппарат, у 90% людей есть фотоаппараты, и они хотят снимать что-то сложное и постановочное, но многие сами не могут этого сделать.

Я немного переделываю эту идею, потому что снимать просто свадебные воркшопы для меня неинтересно. Да и людям надоело уже. Я выбрал тему, которая мне нравится. Есть люди, которым нравится приходить, и они могут это делать часто, и они разных категорий, я могу их даже описать.

Есть категория людей, которые боятся. Они сами не могут договориться, они не знают, где взять визажиста. Даже с такой точки зрения они не могут, они не в состоянии сделать сами любую съемку, а я им все это предлагаю.

Есть опытные фотографы, но у них нет времени заниматься этой штукой, организацией съемки.

Есть люди, если взять тему, которую мы реализовали со Стиксом, шибари, приходил человек без фотоаппарата, ему было просто интересно, и он пришел, он ей увлекается. А здесь все было пред ним.

— На что охотнее идут люди в Екатеринбурге?

— Все, что выходит за рамки обычной съемки, все идет. Если смотреть на мои темы, чего мы только не брали. И каждый раз приходит больше человек, группа растет. Есть постоянные люди, которые приходят каждый раз, и новые всегда приходят.

— Вы делали в «Свитере»…

— «Восставшие из ада».

— Люди стояли, ждали, пока гримировали несколько часов?

– Что им делать там 7 часов, пока гримируют? Они подъехали часа за два. Если в четыре начали снимать, они уже в два собирались. Они видели этот процесс, они могли снимать, могли помогать. Я постоянно использую людей как рабсилу. Зачем просто так стоять, пусть человек помогает, участвует, вовлекается в процесс. Все с удовольствием помогают, кто что может, тот то и делает.

— У тебя есть свои ориентиры среди фотографов, может быть, кто-то из Екатеринбурга?

— Про мировых я не буду говорить. Мировые это классика, ее надо смотреть, она как-то фоном идет. Из наших, естественно, Софи Черных, с которой я начинал. У нее очень женственный взгляд на фотографию. Дальше Данил Контрович, он тоже называет себя фотохудожником. И очень сильно меня впечатлил Ловыгин, и явно скоро в моих работах будет проявляться его влияние. Я сам знаю, не то чтобы я «слизываю», но использовать логику его съемок я буду. Теперь у меня тоже будут сквозные сессии, когда в разных кадрах, с разных съемок может возникать что-то одно. Гораздо тяжелее теперь будет продумывать съемки, зато это другой уровень, и становится гораздо интереснее. Если на данный момент, то Петр Ловыгин. Пока не надоест.

— Кого бы ты хотел сфотографировать из мировых и российских знаменитостей?

— Для меня нет понятия звезда — не звезда.

— Нет, ну каждый фотограф хочет поработать с какой-нибудь конкретной моделью…

— Я не люблю профессиональных моделей, с ними слишком легко работать, потому что она сама работает, а тебе только кнопку нажимать и немножко говорить. С ними приятно работать, я, конечно, мало их знаю. Мне гораздо интереснее с непрофессиональными моделями. А снимать звезд, ну, они такие же люди. Я их снимаю, как людей, поэтому мне разницы нет. Чем фактурнее персонаж, тем мне интереснее. Есть закрытые люди, и раскрыть их было бы интересно. У меня есть, например, один закрытый человек Олег Ягодин, группа «Курара». Да, он играет у Коляды, поэтому и пошел в театр. Но с незнакомыми людьми он очень необщителен, он реально стесняется, и это видно по человеку. Он еще и ко мне толком не привык. И постепенно раскрыть его было бы очень интересно.

— Почему у тебя стоит «Ёжъ» между именем и фамилией, это что значит?

— Это началось задолго до того, как я начал фотографировать, в армии. Это увлечение Митьками. Там есть такой автор Владимир Шинкарев, и у него есть рассказ про городского ежа. На тот момент это было идеальное попадание в меня, все как про меня в этой сказке. И поэтому я взял себе такой псевдоним. Я тогда его не сильно использовал, но сейчас это элемент эпатажа, имиджа, который я навязываю людям. «Саш» в городе много, а «Ёж» один. Я себя позиционирую, чтобы меня сразу идентифицировали. Да, Ёж. Для этого ирокез, для этого перчатки. Я специально навязываю образ, что в перчатках я сплю и ем. Люди привыкают постепенно, большего этого шока «зачем и почему» не бывает.

— А когда ты идешь снимать губернатора либо иной официоз, как с дресс-кодом?

— Как я сейчас одет, в таком образе я два дня назад снимал губернатора. Охранники заулыбались. Не я же в кадре был. У них есть определенный дресс-код, это пиджак, но не указано, какой именно это пиджак. Он может быть классический черный, но может быть и коричневый, например, вельветовый. Прическа… А что я с ней сделаю, не я в кадр попадаю. Я должен быть аккуратно одет, и я аккуратно одет. Я побрит, если усы, то они должны быть ровными. Я выполняю условия, а винить меня за то, что я так выгляжу — что мне теперь быть как все?

— Какую цену ты бы определил для своих фотографий, если отпечатать да на стенку?

— Не знаю, меня это вообще не интересует.

— Ну как? Приходит к тебе человек и хочет купить твою работу…

— Смотрю по затратам, сколько я потратил. У меня все очень просто высчитывается по часам.

— ОК, пришел человек и выбрал фотку с мастер-класса «Восставшие из ада».

— Ну, одна тысяча рублей и все. Номинальная цена. Там затраты на печать фотки — минимум 500 рублей.

— А твоя прибавочная стоимость, произведенная тобой, как фотографом?

— Тысяча, 500 рублей. Не бесплатно же он ее взял. Люди хотят, чтобы символично купить. Понятно, что цена может варьироваться от желания… Если бы это была специальная схемка, цена была бы больше. Ну а так она у меня пролежит и все, пусть это будет тысяча рублей, и у человека она будет висеть на стене, и ее увидят. Да пусть он бесплатно ее возьмет и повесит, такой смысл фотографии.

— После твоей акции «Фотография за 300 рублей» тебе стали писать фотографы с критикой, что ты обрушишь и так несуществующий рынок. Как ты к этому отнесся?

— Такое было, да. Все знают, что некоторым не понравилась такая акция. Надо понимать, что акция и обрушение цен — это разные вещи. Но рекламная акция была чисто продуманным ходом. Яблони цветут, клиент не идет, его надо было немного пошевелить. Я его пошевелил.

Народ прибежал, кто не успел — они пошли за обычную цену, и им было совершенно все равно, что я брал за 1 час 300 рублей (по идее, 300 рублей за 10 минут, за час я заработал 1 500, учитывая небольшие перерывчики — 5 клиентов по 10 минут). Они должны понимать, что ретушь одной фотографии — 150-200 рублей. Когда я снимал, там никакой ретуши не было и быть не могло — просто цветокоррекция и небольшая чистка.

Это чисто стимул, чтобы пошевелить клиента, и он побежал. Как я могу обрушить рынок, потому что работать себе «в минус» у меня времени не хватит. Обрабатывать эти фотки… Хотя, по идее, получается то же самое, что я бы снимал одного клиента, а так я это время разделил на пять клиентов. Это чуть подешевле вышло бы.

— Тебе не кажется, что 500 рублей или одна тысяча рублей за фотографию… э… немного?

— Очень смешная цена была. Люди как-то не могли деньги найти. Это для «нищебродов». Как я.

— Что значит «нищеброды»? Пардон, у тебя техники в сумке, как на машину…

— Я тоже себя «нищебродом» считаю, это нормальное понятие.

— Может, надо стимулировать людей?

— Эта акция сработала. Она себя окупила на 100%, значит, она была правильная. Негатив я услышал только от фотографов. От клиентов негатива не было. Клиент все понимает. Были, конечно, вопросы, мол, не будет больше повторяться? Ну, ребята, может, повторится образ, но это же рекламная акция. Себе цену я не принизил. Ко мне люди шли и потом большим потоком пошли. Шевеление произошло.

— Какие творческие планы ближайшие?

— 14 числа будет воркшоп. Я хочу совместить пол-данс с файер-шоу, подвесить гимнастов на полотнах и на обручах над тоннелем, внизу поставить фаерщиков. Это совершенно два разных видов театра огня и танцев. Совместить их будет очень эффектно.

Почему это интересно? Потому что если мы снимаем гимнастов в зале, фон убивает все. Если на улице, то зелень убивает все. Здесь за ними будет тоннель, черное пятно. Они совершенно лаконично будут перед ним висеть, и можно снимать все, что угодно. Там очень много места. Человек 30 могут снимать, и никто мешать не будет.

— На автобусах поедете?

— Нет, на машинах. Спокойно все доберутся. Дорога проверенная.

— Это будет мастер-класс или воркшоп?

— Воркшоп. Но я и для себя сделаю несколько кадров.

— Если ты ведешь 30 человек, через два дня вся Россия будет завалена разной степени профессиональности картинками, но одинаковыми, по сути, и никто ничего не заметит в этом изысканного. А когда снимаешь один, у тебя все равно визуальный эксклюзив. На любом воркшопе эксклюзива визуального не будет.

— Да, но на воркшопе он и не нужен. Фишка в том, что я во время воркшопа на 20 минут отгоню людей подальше от тоннеля и сниму все, что мне нужно. У меня есть кадр, который мне нужно там снять. Все продумано, есть модель. Мы просто там снимем и все. То есть я одновременно успею.

— У тебя какое образование?

— Бакалавр архитектуры. С магистратуры я ушел.

— У тебя все так логично продумано, как технологический процесс. Думал, может, ты технарь, как и я, оказывается, нет.

— Оно само все складывается. Главное — не форсировать события, а поддерживать.

— Но ведь тогда ты и рисуешь хорошо?

— Ну, как хорошо, мне не нравится. Умею, конечно, в Арх никто не поступит, если не умеет этого делать. Но мне же не надо рисовать, там композиция, чувство гармонии надо… И то я не считаю себя композитором, и меня все равно часто ругают, что я кадр неправильно выставил. Но это же мое мнение.

В этот момент Александр заканчивает свои приготовления, и являет мне свой образ  для этого интервью.  Действительно, недорого и сердито.  Быстро и впечатляет.

Александр Осипов: Я – «художник-фото»

Александр Осипов: Я – «художник-фото»

Короткий URL: http://photoekb.ru/?p=7675

ПлохоПриемлемоНормальноХорошоОтлично (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Написал blackpr в 11.06.2014 | 16:26. Соответствие Интервью. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи

1 Комментарий для “Александр Осипов: Я – «художник-фото»”

  1. [...] фотограф Александр Ёж Осипов воссоздал сцены из драмы-притчи 1979 года Александра [...]

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Голосования и опросы

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по категориям
Поиск с Google

Фотогалерея


Войти
Рейтинг@Mail.ru